Дневник помощника капитана.


Глава — 1

Первое, что я увидел, — это капли воды на внутреннем стекле анабиозной капсулы, нашего капитана у информационной панели и аварийное освещение в помещении. Во рту все пересохло, как будто весь вчерашний вечер я употреблял алкогольные напитки, произведенные на пиратской станции лангелов. Лангелами называлась пиратская фракция в знаменитом регионе Алфея. Регион славился отсутствием любых законов.
Датчики капсулы указывали на ручной режим выхода из анабиоза.

— Талея, что случилось?
— Просыпайся, я пока еще сама всего не знаю, известно лишь то, что мы пробыли в криокапсулах гораздо дольше, чем планировали. Посмотри, вокруг сплошная пыль, мы спим уже не один месяц.
— Но как такое могло случиться, ведь должна была сработать автоматика, нас должны были разбудить!
— А ты вспомни, что произошло перед тем, как мы погрузились в анабиоз.

Память постепенно возвращалась после ледяного сна кусками и фрагментами.
В тот день мы грабили заброшенную базу сайленсеров.
Сайленсеры — это машины с искусственным интеллектом, обладающие технологиями, до которых наша цивилизация еще не доросла. Проявляют агрессию в случае нападения на них или при возникновении угрозы для охраняемых ими объектов. При этом полностью глушат любые сигналы бедствия, исходящие от жертвы. Иногда их называют глушителями, жертва исчезает навсегда, не успев никому рассказать о своей участи. Есть теории, что сайленсеры уничтожают любую органическую жизнь, но исследований на эту тему никто не проводил, а если и проводили, то рассказать публике о достигнутых результатах уже не смогли.
Кем были созданы сайленсеры никому неизвестно, базы которые они охраняют, давно покинуты и заброшены. За технологии, которые охраняют сайленсеры, многие компании готовы платить бешеные деньги, но добыть их не так просто. Этим мы и промышляли: находили, воровали и продавали.
Наш крейсер вскрывал очередной контейнер, когда сработала сигнализация. Буквально сразу из подпространства вышли боевые корабли сайленсеров, часть нашего флота оказалось заблокирована, и мы приняли решение вступить в бой.
Как только флагманский корабль вышел из подпространства и вступил в бой, к противнику прибыло подкрепление.
Тяжелые боевые корабли сайленсеров удерживали половину нашего флота, внося помехи в навигационные компьютеры, тем самым не давая этим кораблям покинуть место сражения. Мы могли уйти в подпространство и спасти флагман, но капитан приняла решение остаться на поле боя.
Пять лучей из тяжелых орудий сайленсеров пробили защитный экран со стороны левого борта. Сильно тряхнуло, посыпались осколки стекла, освещение сменилось на аварийное. Флагманский корабль-носитель «Захарум» медленно разворачивался, закрывая своим корпусом легкие крейсера, которые не могли выдержать прямых попаданий орудий сайленсеров. Линкор классификации Геннеон в сопровождении группы гибридных крейсеров, которые вышли из подпространства, по приказу капитана атаковал тяжелый корабль сайленсеров, отставший от основной ударной группы противника. Синхронный залп семи бортовых орудий ударил в борт вражеского корабля, пробив обшивку, лучи прошли насквозь. После этого на корабль обрушился град ракет, выпущенных с гибридных крейсеров, последовала яркая вспышка, сопровождаемая разлетевшимися в разные стороны обломками. Вражеское судно было уничтожено. Основные силы противника отошли для перегруппировки, но легкие корабли класса фрегат по-прежнему не давали возможности уйти нашим силам с поля боя. Мы теряли один крейсер за другим: если новейшие гибридные крейсера третьего поколения, разработанные с использованием последних технологий, зачастую могли вести бой со сайленсерами на равных, то у обычных крейсеров не было средств защиты от орудий сайленсеров. Противник, поменяв построение, возобновил атаку — снова лучи тяжелых бортовых орудий сайленсеров пробили защитный экран флагмана, ударили в броню, бортовой компьютер доложил о разгерметизации отсеков нижней палубы с третьего по девятый. Вспыхнул пожар в главном реакторе. Тяжелые орудия противника били только в флагман.
Дольше держать истребители на борту носителя не имело смысла — их бы уничтожило в ангарах огнем сайленсеров. Был отдан приказ на взлет и атаку. Звено наших истребителей отошло за флагманский корабль, пропав с систем наблюдения врага, и на максимальной скорости обрушилось на очередной линкор сайленсеров. В это время мы получили еще один залп в районе второй палубы. Пожар в хранилище с резервуарами кислорода, разгерметизация отсеков с вспомогательным оборудованием — состояние нашего корабля близко к критическому. Истребители, сев на низкую орбиту вокруг одного из линкоров противника, продолжали атаковать, при этом обезопасив себя от огня тяжелых орудий линкора, — те просто не успевали следить за целью, легкие вражеские корабли были вынуждены отойти для оказания помощи. В этот самый момент наши гибридные крейсеры ракетными залпами уничтожили их на открытом пространстве. Бортовой компьютер сообщал о новых очагах возгорания, мостик наполнился дымом, стало трудно следить за полем боя через голографическую карту. Система пожаротушения вышла из строя. Следующим залпом «Геннеон» попал точно в навигационный компьютер линкора, зацепив еще и блок с исскуственным интеллектом сайленсера. Корабль, потеряв управление, врезался в один из модулей базы, которую охраняли сайленсеры, и, пробив обшивку, скрылся в этом модуле. Спустя несколько секунд, последовал мощный взрыв, тысячи раскаленных обломков разлетелись в разные стороны, накрыв поле боя. Корпус базы разломился как минимум в трех местах. Звено истребителей уничтожило еще один линкор сайленсеров, но понесло значительные потери: оставшийся корабль сайленсеров, отойдя на значительное расстояние, смог уничтожить пятнадцать наших истребителей. Но в направлении этого линкора уже направлялись ракеты гибридных крейсеров, ударив в борт почти одновременно. Взрывной волной вырвало кусок обшивки линкора, спустя секунду в то место ударил Геннеон, очередной корабль сайленсеров скрыла яркая вспышка, а последующий взрыв и отлетающие обломки говорили о полном уничтожении вражеских сил. Женский голос бортового компьютера подтвердил, что на поле боя кораблей противника не обнаружено.
В итоге бой был выигран, но мы понесли значительные потери: уничтожено много средних и легких кораблей, линкор имел сильные повреждения, хотя ремонту подлежал, на борту флагмана полыхал пожар, запасы кислорода почти на исходе, центр управления в дыму.
После посадки всех кораблей флота на флагман мы всеми силами приступили к тушению пожара и ликвидации утечек кислорода, чтобы спасти Захарум, но спустя несколько минут стало ясно, что пожар потушить уже не удастся.
Было решено подобрать пилотов сбитых кораблей, после чего погрузить экипаж в криокапсулы, корабль же полностью разгерметизировать, чтобы ликвидировать пожар.
Предпоследним из экипажа погрузился в анабиоз я, после чего должна была сделать тоже самое капитан. Бортовому компьютеру были даны все необходимые указания касательно экстренного ремонта. Это последнее, что я запомнил.

— Ладно, приходи в себя, вижу вспомнил, я попробую добраться до центра управления.
Капитан вышла, автоматические двери бесшумно закрылись за ней. Я медленно встал, тело не слушалась, состояние как после грандиозного застолья.
Интересно, сколько же мы проспали?

Немного придя в себя, я направился на мостик. Мостик это — тактическо-аналитический центр управления флотом. Сокращенно мы его обозвали ТАЦ, а в последствии — просто ТАЗ из-за большого сходства.
Некоторые двери были выведены из строя, приходилось искать пути обхода, в коридорах попадались обгоревшие роботы, оплавленные перегородки, на стенах следы огня.
На мостике тоже царил хаос: повсюду осколки от разбитого обзорного стекла, защитный экран из сверхпрочного сплава был деформирован как минимум в двух местах, и все это было накрыто слоем пыли, как будто корабль заброшен уже многие годы.
Талея сидела в капитанском кресле, перед ней светилась голографическая карта суверенитета. Я, не долго думая, занял кресло первого помощника, то есть свое по праву.

— Андрий, мы проспали почти год, альянса больше нет, нашей корпорации тоже, мы – единственные, кто входит в состав корпорации. Все системы принадлежат потенциальным противникам.
— Не могу понять, как мы могли проспать столько времени? Я точно помню, что выставил все параметры правильно.
— Пока неясно, бортовой компьютер не функционирует, его нужно включить в главном вычислительном центре. Скорее всего, только Лана объяснит, что произошло.

Намек понят — прощай, любимое кресло. Пришлось снова спускаться в техническое помещение. Туда добрался без происшествий, панель управления бортовым компьютером нашел тоже без проблем. Отдав команду загрузки бортового ИИ, и, подтвердив ее, увидел время загрузки и поскучнел. Приблизительно час придется ждать, плюс подгрузка дополнительных модулей. Ладно, было принято решение посетить продуктовый отсек, за год вряд ли что-то могло испортиться. Там все «натуральное», почти каучуковое.
Маршрут до продуктового отсека постепенно воссоздавался в памяти, минут через пятнадцать, по моим подсчетам, я должен подойти к отсеку. Что-то привлекло мое внимание рядом со сломанным медицинским дроидом, оттуда послышался какой-то металлический звук, я навел фонарик на дроида, вроде бы, все нормально. Потом заметил странный предмет, напоминающий куб, предмет показался слегка теплым, размером чуть больше нагрудного жетона. Странная штуковина, надо бы прихватить и расспросить капитана, что это такое, она как раз хорошо разбиралась в устройстве андроидов и другой различной робототехнике.
До продуктового отсека добрался даже быстрее, чем планировал, прихватив с собой флягу с чистой водой и пару запечатанных бутербродов, направился на мостик.

После небольшого перекуса мы с капитаном на пару приводили в порядок центр управления, до загрузки бортового компьютера решено было не выводить экипаж из сна. В этот момент и включилось основное освещение.

— Рада вас видеть, Талея, и тебя Андрий.
Капитан села в свое кресло.

— Привет Лана, с возвращением, расскажи, что произошло после того, как экипаж погрузился в сон. Мы проспали гораздо дольше запланированного времени.
— После того, как вы погрузились в сон, пожар проник в отсек жизнеобеспечения, также огонь повредил мои модули управления роботами обслуживания, были повреждены накопительные конденсаторы.
Запас энергии подходил к концу, кислорода уже практически не было. Поскольку капитан не могла отдавать распоряжения, так же как и ее первый помощник Андрий, я приняла решение сама запрограммировать роботов на ремонт поврежденных модулей, после чего отключилась. Энергии хватало или на меня, или на ремонтных роботов. По моим данным, вы должны были проснуться, когда робот отремонтирует систему жизнеобеспечения и вычислительный центр, после чего должно было перезагрузиться ядро. И, как вы знаете, после перезагрузки ядра автоматически выводится из сна капитан, если этого не происходит, то помощник. Как вы видите, так и произошло, шансы на успех были приблизительно 87 процентов. После пробуждения вы активировали меня, сама я не могу этого сделать из-за блокирующих инструкций.
— Ситуация немного прояснилась, теперь краткий доклад по состоянию корабля, флота и экипажа.
— Запас энергии — девяносто восемь процентов, запас кислорода — семьдесят три процента, восстановлению не подлежат третий и седьмой кислородный резервуар, пятнадцать истребителей уничтожено, четыре в рабочем состоянии, один сильно поврежден; четыре крейсера, два тяжелых фрегата, один линкор и легкий разведчик находятся в корабельных ангарах.
Основная часть экипажа в удовлетворительном состоянии, семнадцать погибло, двенадцать по-прежнему тяжело ранены, им необходима помощь на станции, поскольку нашего медицинского оборудования недостаточно для лечения таких травм. Корпус корабля поврежден на сорок три процента, герметизация отсеков восстановлена. Доклад завершен.

Сигнализация прозвучала внезапно, все работающие двери мгновенно закрылись, я почувствовал движение в кармане брюк. В следующую секунду из кармана вылетело непонятное механическое существо. Я поздно вспомнил о кубе, который подобрал у вышедшего из строя медицинского дроида.
-Внимание, обнаружен объект неизвестного происхождения. Уровень угрозы для корабля неизвестен, уровень угрозы для экипажа неизвестен!
Там, где должны нести службу два офицера безопасности, из стенки выдвинулся стеллаж с тяжелым автоматическим вооружением на случай штурма мостика. Существо двигалось стремительно, я попытался попасть в него из личного пистолета, но промахнулся. Куб будто знал, когда я нажму на спусковой курок, и сразу же менял направление движения, передвигался он не касаясь пола, скорее всего использовались антигравы. Двигался куб по направлению к единственной открытой двери, которая скорее всего была выведена из строя. Я рванул на перехват. В это мгновение помещение заполнилось жутким грохотом, Талея добралась до тяжелой автоматической пушки, буквально в нескольких шагах от меня прошлась очередь, отрезая кубу путь к двери.

— Стоять ВСЕМ, я сказала!

Время остановилось, сначала на пол рухнул куб, потом, потеряв равновесие, я.
-А теперь объясни мне, что это такое было и есть?
-Да откуда мне знать, нашел это рядом со сломанным дроидом, хотел показать тебе, но совершенно забыл. Ты ж у нас специалист по дроидам.
-Это не часть дроида! По крайней мере, это не часть дроидов, модели которых я знаю, а я знаю все известные модели дроидов, которые где-то используются!

Я медленно приблизился к кубу — тот не проявлял никакой активности, и, если бы я собственными глазами не видел, как он носился по комнате, подумал бы, что это обыкновенный металлолом.
— Лана, проведи анализ объекта.
— Объект не поддается анализу, структура неизвестна, есть основания полагать, что в объекте присутствует искусственный разум, уровень разума неизвестен.
Я потыкал в куб дулом пистолета – реакция нулевая.
— Ну и что будем делать с ним?
— В защитный контейнер поместим, для устройств сайленсеров, а дальше подумаем, что с ним делать, — сказала капитан, откладывая оружие в сторону. — Неси контейнер, пока оно опять не попыталось слинять.
— Лана, готовь всех к выводу из анабиоза, кроме тяжелораненых, будем просыпаться. Хватит уже, мы — не спящие красавицы, ждущие своего принца. Сорок пять минут на раскачку, потом всех офицеров в зал для совещаний. Будет объявление. Мне в каюту подробный отчет о ситуации.

Капитан вышла, я остался сидеть в кресле, рассматривая помещенный в контейнер из металла и высокопрочного стекла найденный необычный куб, мне казалось, цветовой оттенок у куба, когда я его нашел, был более металлический, а сейчас он какой-то слегка зеленоватый.

 

Глава — 2

Разумеется, на собрание я опоздал. набегавшись с контейнером по коридорам огромного многопалубного корабля-носителя. Транспортные терминалы по-прежнему не работали. Все собравшиеся с удивлением уставились на меня: то, что находилось в контейнере, для всех было загадкой, стекла я намеренно затенил, для большей интриги.

— Проходите, Андрий, — капитан жестом указала на свободное по правую от нее сторону место. -Мы как раз обсуждаем, что делать в сложившейся для нас ситуации. Как я уже сказала, запасов провианта ориентировочно на две недели, медикаменты закончились практически все, ремонтных дроидов нет.
Карл, опустите руку, те два калеки не в счет. Я их уже видела. Нам вообще крупно повезло, что они смогли отремонтировать системы жизнеобеспечения, иначе так бы и дрейфовали бесконечное количество времени. Кто сказал наградить? Я сейчас кого то посмертно награжу! Отставить разговоры, положение очень серьезное, мне нечем платить за службу вам и остальным членам нашей небольшой флотилии сорвиголов. Кого сдать в рабство? Дроидов? Лейтенант Карл Бенкер, я сейчас вас сдам в рабство! Несколько циклов назад галактику бороздил корсарский линкор Шапито. Вы случайно на нем не служили? Всем прекратить юмор.
Капитан некоторое время молчала.

— Я решила взять кредит, выплатить вам жалование. Дальше думайте сами: останетесь вы на моем корабле, или отправитесь на службу в другое место, решать вам. Зарплату за следующий цикл гарантировать уже не могу, простите. Только определиться вы должны уже сейчас. Тех, кто останется со мной, прошу задержаться, те, кто решил нас покинуть, можете идти. На этом официальная часть собрания окончена.
Молодой лейтенант хотел подняться и уйти, но Карл усадил того обратно.

— Карл, зачем вы это делаете? Я никого не хочу удерживать, положение у нас действительно плачевное. Он не хотел уходить, а хотел лишь поправить форму? Лейтенант, это так?

Тот нерешительно закивал под строгим взглядом Карла. Карл умел в одно мгновение превратиться из добродушного здоровяка в сурового начальника. Молодой лейтенант был его стажером и будущим заместителем. Талантливый парень, действительно будет жаль, если он уйдет.

— Ладно, с этим потом. Если больше желающих покинуть нас нет, то я продолжу.
— Андрий, поставьте контейнер на стол. Теперь скажите мне, кто видел что-то подобное?
В зале повисла тишина.
— Ясно, я тоже не знаю, что это за штуковина, но то, что она умеет бегать, мы уже выяснили. Мне кажется, это технология сайленсеров, а если это так, то у нас в руках единственная технология сайленсеров, которая сохранила рабочие функции и, ко всему прочему, умеет бегать. Такая вещица может не мало стоить на черном рынке, если удастся найти покупателя. Этим мы и займемся, когда пересечем первую границу империи. Что скажешь, Карл?
Карл подошел поближе к контейнеру, осторожно осмотрел куб через стекло.

— Пока ничего конкретного сказать не могу, нужно провести исследования. Но такой предмет я вижу впервые. Если вы не против, я бы хотел начать прямо сейчас.
— Я сама хотела попросить тебя об этом. Спасибо, Карл, не буду напоминать тебе о предосторожности, ты и сам знаешь лучше меня, от этой штуковины всего можно ожидать.
— И последнее, что я вам хотела сказать
Капитан подошла к навигационной карте.
-Лана, отметь пожалуйста систему Конаниц на карте.
Карта сначала отдалилась на максимальное расстояние, стало видно все известные сектора. Синим подсвечивались самые безопасные, где в любой момент можно позвать на помощь патрульные корабли. Красным выделялись пограничные сектора, с безопасностью там было, мягко говоря, туго, в таких секторах некоторую безопасность могли гарантировать только автоматические пушки имперских станций и защитные системы у межсекторных ворот. Правда, последние защищали в большей степени себя, но пиратам от них все же здорово перепадало. Серым отмечались сектора, неподконтрольные империи, права на эти сектора покупались различными корпорациями и альянсами, а некоторые принадлежали пиратским фракциям. Там вообще не было такого понятия, как безопасность. Там правил только один закон — сила.

Один из таких серых секторов замерцал и стал медленно приближаться, спустя мгновение стала видна система Конаниц.
— Права на эту планету теперь принадлежат мне, ее очень давно выкупил мой дедушка. Он постоянно твердил, что это необыкновенная планета, и именно на ней он хотел встретить старость. Сегодня, проверяя свою почту, я наткнулась на уведомление, что теперь права на владение официально переданы мне — дедушка десять циклов назад пропал в одной из экспедиций, но права на собственность вступили в силу, по всей видимости, только сейчас. Нам нужно будет провести полное геосканирование и определить, есть ли возможность получить доход с этой планеты. Основная сложность заключается в том, что этот сектор практически полностью принадлежит альянсу под названием «Рой». Вы о нём скорее всего слышали. Это самый многочисленный альянс отморозков, для них закон — пустое слово, порой они сбивают обычных пилотов старых транспортных кораблей империи, которые даже не оборудованы спасательными капсулами, сбивают просто ради развлечения, потом откупаются, и все им сходит с рук. Империя закрывает на это глаза, так как рой поставляет в империю дарий — самый дорогой элемент, и, более того, они единственные, кто его добывает, в других известных секторах этот элемент не обнаружен. Планета, о которой я вам сейчас рассказала, находится вне границ роя, но очень близка к ним.
-На этом все, больше вводной информации для Вас у меня нет. Дальше я хочу послушать вас, ваши мысли, предложения, пожелания.

Первым слово взял командир линкора.
— Если коротко, то я с вами, но для такого мероприятия мне необходимо переоснастить корабль — нарастить бронепластины, модернизировать двигатели и сменить оружейные платформы на больший калибр. Так же необходимо пополнить запас легких и средних беспилотных истребителей, в последней свалке мы потеряли почти все.

Выступление каждого офицера я, пожалуй, описывать не стану, — как и ожидалось, согласились все. Капитан очень тщательно отобрала кандидатов на офицерские должности в своем небольшом флоте. Туда могли попасть только лучшие, повидавшие многое в жизни люди, те, которые готовы пойти на риск.

Решено было отправиться на старую штаб-квартиру корпорации, там должно было остаться оборудование для наших кораблей, по крайней мере, об этом упоминалось в последних отчетах. К тому же, в системе присутствует отличная ремонтная станция, на которой нам всегда делают хорошие скидки, мы там частые гости.

Перемещение таких кораблей сверхтяжелого класса, как наш носитель, происходит практически мгновенно: специальная силовая установка набирает нужное количество энергии для создания небольшой черной дыры, после чего корабль проваливается в нее. Точку выхода рассчитывает навигационный компьютер по специальному маяку, который активируется в конечной точке. Сбои бывают очень редко, да и те происходят только на старых версиях программного обеспечения, которое сейчас уже никто не использует. Раньше работали по примерным координатами без установки маяка. Запретили такие прыжки после двух несчастных случаев: один раз военный корабль-носитель переместился прямиком в торговую станцию, а второй раз сверхтяжелый транспортный корабль с силовой установкой переместился в центр звезды. В обоих случаях погибших было очень много, звезда вообще дестабилизировалась спустя четыре цикла, а спустя еще два, взорвалась, население звездной системы тогда успели эвакуировать.

Установка навигационных маяков в обязанности помощника капитана не входит, но я сам вызвался, — после анабиоза очень хочется сесть за штурвал скоростного маневренного корабля. Разведчики лучше всего подходят для этой цели. Обслуживающий персонал переоснастил для меня корабль, загрузил постановщик маяков, заменил двигатели на более мощные. Вооружение я попросил полностью демонтировать, — проку от него на этом классе кораблей практически не было.
Проверка всех систем корабля и заправка топливом занимает приблизительно минут пятнадцать -есть время выпить чашечку чая.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *