Совет изначальных


— Я предлагаю прекратить наше глупое противостояние, — обратился седой старик к огромному существу с глазами алого как кровь цвета, — К чему все это? Ты же знаешь, что мы не сможем уничтожить друг друга. Мы изначальные… Мы лишь можем уйти. Да, ты другой, да, наши взгляды разные:  ты считаешь, что достичь лучшего можно, только разрушив худшее, я же думаю иначе, я уверен в том, что путь к лучшему проходит через исправление худшего. Ведь иногда мы похожи друг на друга как людские братья близнецы, наши цели близки…

— Что? — взревел демон. — В чем мы схожи, старик? Ты сошел с ума? Ты разрушаешь все то, что я…
— Что ты уже разрушил, — дополнил старик в потрепанной серой мантии.
— Нет! — прорычал оппонент, — Я создаю, создаю новую расу, сильную и могучую!
— Безжалостную и жестокую! — парировал старик.

— В этом и есть сила, а не в твоем глупом всепрощении и сочувствии. Зачем сохранять бездарность и никчемность? Бездарность все равно погибнет, только сожрет еду тех, кто полезен для общества, займет жилье и место тех, кто к чему-то стремится! Мои слуги разрывают на куски плоть неудачников и уничтожают души. Эти души бесполезны! Зачем ты даешь шанс насильникам, ворам, паразитам и прочим тварям? За всю история среди этих существ исправились лишь немногие. Остальные после перерождения продолжили свои деяния. И где смысл милосердия? Мне, к слову сказать, это на руку, ведь приятно смотреть на твои неудачи. Действия этих отбросов мне помогают. Я из каждого подобного случая делаю вывод, что мой метод верен, что прав я, а не ты. Эпидемию не нужно лечить, ее нужно истреблять! Иначе один  больной заразит сотню здоровых, а может быть, и тысячу! Зачем тебе это все? Ты собираешь разной твари по паре? А я  отбираю лишь тех, кто, на мой взгляд, достоин лучшего! У меня свой рай, если ты еще не заметил.
— Я заметил, — тихо прошептал старик. — Но ты же уничтожаешь души личностей, распыляешь их в чистую энергию. Каждый человек по-своему уникален, ты уничтожаешь эту уникальность.

Демон вновь взревел. Огромное существо с размаху ударило массивным кулаком по столу, послышался треск.  Перебитые доски посыпались на влажную землю пещеры, мрак, который царствовал в ней, еще ни разу не уступал свою власть дневному свету.

— А разве я тем самым не пополняю источник энергии, из которого потом получаются новые личности, новые души, которые не менее уникальны, а может и более полезны? Я даю им шанс проявить себя. Я даю шанс новому, ты же даешь шанс исправиться старому. Источник энергии не бесконечен, и ты это знаешь.

Через некоторое время Демон успокоился, присел на большой валун, лежащий в пещере. Переломанные доски — это все, что напоминало о недавно находившемся здесь столе. Тяжело вздохнув, монстр перехватил поток пространственных частиц. На месте старого стола появился новый, выполненный из стекла и мрамора, обломки исчезли. Старик ухмыльнулся.

— Ты стащил стол, стащил из мира существ.
— Ну и что? – чавкая, ответил демон. жуя кусок от жаренного, еще скворчащего поросенка, который вместе с остальным блюдами располагался на столе.

Старик не спеша поднялся со стула, за которым сидел все это время, мгновенно переместился вплотную к демону и в упор взглянул на того, левитируя в голубом сиянии в метре над землей, так как рост демона был заметно выше. Лицо старика приобрело строгое выражение, от благодушного и улыбчивого лика не осталось и следа:

— А теперь послушай меня, Алланхий: ничего, если конечно не учитывать, что за столом сидели существа. Ничего, если не принимать во внимание, что эти существа являются верховными надзирателями храма. И совсем уж ничего, если не замечать этого идиота, которого ты прихватил вместе со столом, — на последнем старик сделал акцент, его голос раскатами грома прозвучал по пещере, с потолка посыпалась пыль и мелкие камешки. Несколько грызунов с писком скрылись в глубине пещеры, искусственный свет от настенных светильников туда уже не доставал.

За столом сидел толстый священник, быстро моргая ничего не понимающими глазами, не переставая ни на мгновение креститься, бурча себе под нос какие то молитвы.

— Это снова породит массу ненужных ни тебе ни мне легенд и мифов, — немного успокоившись, сказал старик, он уже возвращался на тот самый стул, на которым сидел с  самого начала разговора. Пропало и сияние, как только он вновь расположился за столом. Наполнив бокал вином из фигурного кувшина, который так же, как и все остальные кушанья, находился на столе и, немного отпив из этого бокала, старик взглянул на демона.

 

Монстр рыкнул, но уже не так уверенно: — У них еще один стоит, да и опять же, по твоим писаниям, скромнее нужно быть служителям храма.

На некоторое время в пещере повисла тишина, нарушаемая изредка лишь чавканьем, доносившимся со стороны демона, даже священник и тот притих, перестав шептать молитвы.

— Мы пришли к тому, от чего пытались уйти, — тихо произнес старик, — Ты не думал, что твои действия тоже могут быть неверными?

Монстр снова встал:
— Я живу уже миллиарды лет, я знаю миллионы технологий, я мудрее любого человека, мудрее всех людей. Почему я могу быть не прав?
— Да, насчет технологий ты частично прав, именно ты передал технологию атома людям, и не для электричества, как ты утверждаешь до сих пор, а для атомной бомбы, чтобы они воспользовались ей. Ты знал, что это произойдет рано или поздно. Люди еще слишком глупы для таких технологий.

Монстр с издевкой улыбнулся: — Тебя послушать, Богидий де мон Род, так человечество до сих пор сидело бы в каменном веке и делило с макаками бананы и пальмы.

— Алланхий, ты максималист, и ты это знаешь. Я дозирую технологии и знания в меру, -ровно столько, сколько нужно, чтобы не навредить, и именно в то время, когда это становится необходимым. Ты же передал им такую технологию, к которой они будут готовы, только через пару сотен лет. Ты уже придумал, чем занять себя на ближайшие несколько миллионов лет, если этот вид истребит сам себя? Чтобы создать новые, способные мыслить организмы, в которых смогли бы ужится души, уйдет именно столько времени, не меньше. Более того, я этим заниматься больше не намерен, мне прошлого раза хватило. А те, что насоздавал ты, до сих пор прыгают по пальмам и едят бананы, -напоминаю на всякий случай, вдруг ты забыл.

Монстр громко заржал:
— Ладно, что ты предлагаешь? Я готов выслушать, — уже серьезно произнес демон.
— Совет. Я предлагаю создать Совет изначальных, и решения принимать на основании голосования в совете, у всех будет равное количество мест и каждый будет вправе назначить своих лучших представителей. Мы допустили много ошибок, необходимо этого избежать в будущем. Совет, я думаю, позволит избежать критических ошибок.
— Может лучше поделить планету на части? У каждого будет своя часть, никто не в обиде.
— Нет, мы уже делили один раз, — устало произнес старик, рассматривая картину, висящую на противоположной стороне пещеры.
— Да? — делая удивленное лицо, —  спросил демон, — подзабыл, столько лет, должно быть, прошло…
— Твои дикари нарушили границы и разрушили все, что построили другие. Вернули снова человечество в каменный век, а столько было потрачено сил и энергии! До сих пор не понимаю, зачем тебе это было нужно.
— Я в это время спал, я уже говорил, а варвары…….. так это они не со зла, поверь, просто кушать очень захотели. Мне попались в тот раз очень неплодородные земли и дикие люди, — расхохотался демон, — ладно, давай попробуем. Как ты там говоришь? Совет изначальных? Совет… Это может быть очень интересным.

Из плотного мрака пещеры показался еще один силует, напоминающий по нечетким очертаниям человеческую фигуру.

— На этот раз и я приму участие в ваших авантюрах, больше я не намерен вверять судьбы моих последователей вам двоим. Совет будем создавать так, чтобы каждый из изначальных мог влиять на будущее этого мира.

Демон лишь негромко рыкнул, о чем он думает в данный момент, было известно только ему самому. Старик же поднялся и поприветствовал нового участника.

— Здравствуй, Буддиний де жюль Фэр. Скажу честно, я скорее рад, чем не рад снова тебя тут видеть, даже несмотря на наши разногласия в прошлом. Проходи за стол, — старик жестом пригласил фигуру из темноты, — именно таким я и вижу будущий совет, нам предстоит найти всех изначальных и оповестить о создании Совета. Я думаю, каждый из нас ощущает приближение тех, о ком мы не хотим вспоминать. В следующий раз, когда они явятся, мы вполне можем и не успеть покинуть данный сектор.

По поведению и вновь наступившей тишине было ясно, что два других существа согласны с услышаным. Еще один, пятый, невольный участник совещания, по прежнему сидел очень тихо за столом, осторожно поглядывая по сторонам. Первоначальный страх и шок прошли, сейчас его уже больше интересовало, куда же он попал и кто те существа, которых он видит и слышит. Особенно опасно выглядел монстр —  демон, рост которого минимум в полтора раза превышал рост самого высокого человека, которого до этого, за всю свою немалую жизнь видел священник.  О таких существах было написано тысячи книг, снято сотни фильмов, но разум все равно не хотел верить в происходящее, осознавать увиденное. Этого просто не могло быть, ведь всего несколько минут назад Кирилл сидел за столом, в соборе, строительством которого несколько лет назад руководил лично, раздавал необходимые указания духовным служителям, чей ранг был ниже, а спустя мгновение, сквозь какой-то туман оказался тут. Это какое-то наваждение, нездоровая игра разума. «Может, я умер?», — вдруг пришла на ум пугающая до холодка в конечностях мысль. Священник незаметно для присутствующих ощупал себя, даже несильно ущипнул выше колена. «Да нет, все материально, боль тоже ощущается, значит, не умер», — облегченно подумал он, —  «получается, это или сон или наваждение». Священник резко встал и уверенно двинулся в сторону самого опасного существа, самого богомерзского, распевая при этом молитву и крестясь. Все, кто находился в этот момент в каменном зале, переключили свое внимание на вышагивающего человека в одеянии и, не проронив ни слова, следили за дальнейшим развитием сюжета. Когда до демона оставалось менее двух метров, человек достал из-за пазухи пузырек, на вид, с прозрачной жидкостью, и со словами: «Изыди, демон, Бог с нами, не получить тебе наших душ, рожа ты кривоглазая!» — плеснул этой жидкостью в демона. В следующую секунду, пока демон во все два глаза непонимающе и удивленно смотрел на священника, тот пнул его что есть силы ногой. Ногу пронзила сильнейшая боль — ощущение, как будто удар пришелся в бетонную колонну. Это был он самый — Его Величество Перелом.

Демон взревел, схватив огромной лапой, той, что выполняла роль руки, обезумевшего по его мнению человека за шиворот, поднял его и стал трясти из стороны в сторону. Ругательства сыпались что с одной стороны, что с другой, но общий смысл можно описать несколькими словами. Один, у кого рожа богомерзкая, просящая кадила промеж глаз, должен был провалиться в гиенну огненную, где ему самое место; другой должен был быть размазан по стенам пещеры, при этом обязательно с торчащим, уже пустым пузырьком, которому там, откуда он торчит, как раз самое место.

Общую трогательную картину дружбы и взаимопонимания нарушил старик, которому, видимо, надоело на все это смотреть, или скорее слушать:

— Алланхий, поставь пожалуйста человека на землю и отпусти, и именно в такой последовательности, а не наоборот. Ты сам его сюда переместил, значит, он гость, а к  гостям нужно относиться с уважением.
— Кто это? — сквозь смех произнес последний из прибывших, — мне очень нравится ход его мыслей.

Демон, на всякий случай отошедший на несколько метров от священника, рыча, вытирал лицо от жидкости:
— Откуда мне знать, бешеный какой-то, не видешь, что ли? На окружающих бросается.

Нога распухла и болела невыносимо, но показывать это на всеобщее обозрение Кирилл не хотел. Он кое-как поковылял в сторону своего стула, чуть не падая. Вроде бы сделал все правильно, как учили, но почему-то ощущал себя идиотом. Два незнакомца пытались делать серьезные лица, скрывая накатывающие приступы смеха, демон же угрожающе рычал, сжимая огромные кулаки, каждый размером с голову.

Старик поднялся со своего стула, его глаза приобрели неестественный синий цвет:
— Кирилл, слушай меня: достигнешь ты высокого роста в духовной службе своей, но предашь ты последователей своих и веру в угоду другим верованиям, и в угоду себе лично, но, тем самым, не желая этого, принесешь пользу. Будет дан тебе шанс исправиться, но воспользуешься ты им или нет, зависит от тебя. Жизнь — не прямая линия, жизнь — это дерево, и то, какую ветвь выбрать для дальнейшего роста, зависит только от тебя самого.

Кирилл хотел задать свои вопросы, но не успел, — оказался он спустя мгновение снова в храме, в своем кресле за рабочим столом, последние слова звучали у него уже в голове, нога совершенно не болела, опухоль тоже таинственным образом исчезла. «Неужели все приснилось?» — задал он себе вопрос. Да нет, пузырька со святой водой, который он всегда носил с собой, не было.

— Да уж, Алланхий, много пользы он принесет тебе, но много несчастий для моих последователей, но, в конечном счете, все это не имеет никакого значения, ты же это знаешь, и не нужно ухмыляться.  Не просчитал я твою комбинацию на этот раз, не увидел последствия и изменения в будущем из-за произошедшего с этим человеком сегодня. Подумал, случайность то, что этот служитель оказался тут, но в очередной раз убеждаюсь, что рядом с тобой случайностей не бывает.

Демон ухмыльнулся, довольный собой, сгреб огромной лапой жареные куриные окорочка со стола и отправил их в пасть, после чего сытно захрустел, перемалывая зубами тоненькие косточки.

— Вечно ты меня очерняешь, у меня все мысли о еде да о развлечениях, а ты мне какие-то комбинации пытаешься приписать.

Старик вздохнул:
— Ладно, на сегодня все, мы и так достаточно много обсудили. Решение принято, Совету быть. Нужно оповестить тех, кто сегодня не посчитал нужным присутствовать.
Силуэты присутствующих растворились в темноте, зал опустел, исчезли стол, картины, колонны с необычными рисунками. Место встречи превратилось в темную полузатопленную пещеру, с влажными холодными стенами, из которых выступали острые углы каменных глыб. Казалось, что эта пещера не знала, что такое время…

Автор: Загороднев Андрей

http://3-photo.ru

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *